Экран и сцена / Биография / Ее эпоха / Народная любовь / Прямая речь/ Александров / Библиография / Персоналии

ЛЮБОВЬ ОРЛОВА - мегазвезда советского Голливуда

Наталья Кишиневская 2007-н.в.

Copyright © 2007 Sally Morgan

"И если правда, что человек жив, пока о нем помнят, то она была, есть и будет - наша Орлова!" (с) - народная артистка СССР Ия Саввина

"Весна " 1947

«Мосфильм» (к/ст «Баррандов» - ЧССР)
13 ч.
На 8 МКФ в Венеции (1947) премия фестиваля
Л.Орловой – премия Лучшей актрисы года (совместно с И.Бергман, Швеция)

Сценарий – Г.Александров, А.Раскин, М.Слободский
Режиссер – Г.Александров
Оператор – Ю.Екельчик
Художники – К.Ефимов, В.Каплуновский
Композитор – И.Дунаевский

Л.Орлова - в роли актрисы В.Шатровой и ученой И.Никитиной В других ролях: Н.Черкасов, Ф.Раневская, Р.Плятт, Р.Зеленая, М.Сидоркин, Н.Коновалов, В.Зайчиков, Б.Петкер, Т.Гурецкая, Г.Жуковская, В.Журавлев, А.Консовский, Б.Свобода, В.Телегина

В комедии Григория Александрова «Весна» Любовь Орлова сыграла две главные роли. Легкомысленной артистки Шатровой и строгой ученой дамы Никитиной

Начиналась работа над фильмом так. В 1946 году актер Николай Черкасов с женой Ниной приехал в Москву. Режиссер Григорий Александров пригласил их к себе на дачу во Внуково. Туда же приехал и композитор Исаак Дунаевский. Когда вся компания устроилась у камина, Александров предложил Черкасову прочитать сценарий фильма «Весна» и присмотреться к роли режиссера. Тот прочитал и сказал: «Мне здесь играть нечего».

Позже на эту роль пробовались Борис Бабочкин, Борис Тенин, последний даже начал сниматься. Но однажды, когда уже в гости к Черкасовым пришли Любовь Орлова с Александровым, режиссер вновь вернулся к этому разговору: «По-моему, мне удалось подогнать роль под тебя. Человек, который никогда ни в кого не влюблялся, вдруг…»– "Я же не из пластилина сделан, меня нельзя «подогнать» под любовника", – возмутился Черкасов. Орлова слушала его, расстраиваясь, а потом полушутя-полусерьезно встала перед Черкасовым на колени: – "Ни один актер не сыграет так, как нам нужно! А Гриша и вы сделаете из этого материала чудо! Мы будем снимать в Праге во время вашего отпуска в театре, вы можете взять Нину Николаевну с собой…". Так и случилось.

Чарли, вы все можете!

В Праге с актерами и режиссером случилось несчастье. В выходной день советник посольства повез Орлову, Александрова и Черкасова за город. По дороге в их машину врезался автомобиль из свадебного кортежа. Сидевшему сзади Черкасову выбило несколько зубов, и он чуть не плакал от боли. Александров сломал ключицу, но, несмотря на это, он выскочил из машины, чтобы заслонить Орлову от любопытных взглядов. У нее порвалась уздечка между десной и губой.

В больнице сказали: «Надо пришить ее немедленно, иначе ткань омертвеет. Но нужно перестать плакать и замереть». Однако Орлова никак не могла справиться с рыданиями. Положение спас Григорий Васильевич, а помог ему в этом… Чаплин. Дело в том, что и Александров, и Орлова обожали знаменитого комика Чаплина. Они даже сделали себе из двух его имен прозвища. Александров звал Орлову Чарли, а она его – Спенсер. Так вот Григорий Васильевич сказал рыдавшей актрисе: «Чарли! Я не представляю, чтобы вы – и не смогли! Вы же все можете!» И Орлова смогла чуть успокоиться и замерла. Двадцать лет спустя чешские кинематографисты, обожавшие Орлову и Александрова, решили снять о них фильм, где был эпизод с аварией и слова: «Чарли, вы же все можете!»

Раневская – это страшная сила

Фаина Раневская дружила с Орловой не одно десятилетие, однако впервые они снялись вместе только в «Весне». Фаина Георгиевна вспоминала: «Я была безумно благодарна им, что они меня взяли на те съемки, что шли в Праге, на «Баррандове» – бывшей немецкой студии… Тогда ее хотели превратить в филиал «Мосфильма», оснащенный самой лучшей техникой и роскошными павильонами… А я впервые попала за границу – повидала брата, с которым не виделась почти тридцать лет…»

По сценарию Маргарите Львовне – героине Раневской – отводился один эпизод: она подавала завтрак своей знаменитой племяннице. Но режиссер, приглашая актрису на съемки, сказал ей: «Можете сделать себе роль». И она сделала. Наибольшее восхищение публики вызывали сцены Раневской с Пляттом, особенно знаменитый кульбит на лестнице а также фразы Маргариты Львовны «Я возьму с собой «Идиота», чтобы не скучать в троллейбусе!», разговор по телефону: «Скорую помощь! Помощь скорую! Кто больной? Я больной. Лев Маргаритович. Маргарит Львович…» Кстати, этот текст придумала сама Фаина Георгиевна.

Михаил Брашинский

Ученая Никитина (Орлова) приручает солнечную энергию. Кинорежиссер Громов (Черкасов) собирается снимать о ней фильм. Опереточная артистка Шатрова (Орлова) слишком похожа на Никитину, чтобы не соблазнить режиссера взять ее на главную роль и не вызвать полную путаницу на киностудии и в Институте Солнца.

Задолго до «Персоны» Бергмана не менее радикальный Александров использует сюжет о двух женщинах, меняющихся местами, чтобы прокомментировать природу киноиллюзии. Превосходство его подхода в том, что это — комедия. Строгая ученая вынуждает погрязшего в советских штампах режиссера снять чисто голливудский фильм, а он заставляет ее измениться, превращая из штампа в «живую» женщину. Но в сталинской Москве Александрова не может быть ничего «живого»: Москва, в которой делает свое кино Громов, — всего лишь декорация, чья картонная изнанка обнажается сразу вслед за парадным фасадом. Зеркальные парадоксы иллюзии, включающие в себя двух Гоголей, Льва Маргаритовича и гримирование Никитиной под Никитину, кульминируют, когда две Любови Орловы просто растворяются друг в друге, полностью исчезая с полиэкрана, — миф, доведенный до совершенства, самоаннигилируется. Когда режиссер вконец запутается в собственном замысле, Никитина предложит ему снять фильм о том, что с ними произошло. Но и этого сделать ему не придется: некий другой режиссер скомандует «Кончили!», и окажется, что и этот фильм уже снят; мы его только что видели.

наверх