Экран и сцена / Биография / Ее эпоха / Народная любовь / Прямая речь / Александров / Библиография / Персоналии

ЛЮБОВЬ ОРЛОВА - мегазвезда советского Голливуда

Наталья Кишиневская 2007-н.в.

Copyright © 2007 Sally Morgan

"И если правда, что человек жив, пока о нем помнят, то она была, есть и будет - наша Орлова!" (с) - народная артистка СССР Ия Саввина

Музыкальная студия Вл. Немировича-Данченко 1926 - 1933 г.г. (ныне - Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко)

Любовь Орлова: «Я начала свою творческую деятельность в Театре имени Владимира Ивановича Немировича-Данченко. Много лет тому назад театр объявил конкурс. По правилам приема от актеров и актрис требовалось: умение петь, владеть сценической речью, хорошо двигаться на сцене, танцевать. Я держала конкурс и была принята в хор театра: тогда я уже пробовала петь. Я также училась в балетной школе и выступала на сцене как танцовщица, поэтому первое время мне поручали некоторые танцевальные номера в операх и опереттах, которые шли в репертуаре театра»

Станиславский и немирович-ДанченкоМузыкальный театр объединил оперные театры двух легендарных реформаторов сценического искусства Константина Сергеевича Станиславского и Владимира Ивановича Немировича-Данченко. Великих режиссеров не устраивала опера, представляемая как "концерт в костюмах". Они стремились, чтобы оперные спектакли были столь же живыми и содержательными, как спектакли драматические. В 1939 году в состав театра Немировича-Данченко вошла балетная труппа Викторины Кригер. О творческих устремлениях труппы говорит тот факт, что свое первое название труппа получила в честь Художественного театра и называлась "Московский Художественный балет".

21 октября 1918 года
Состоялось собрание Товарищества «Московский художественный  театр» (МХТ), на котором присутствовали К. С. Станиславский и Вл. И. Немирович-Данченко. На собрании обсуждались вопросы об участии Товарищества в оперных и балетных постановках Большого театра и о создании оперной студии при Большом театре.

Орлова30 декабря
Состоялась встреча артистов Большого театра с руководством и артистами МХТ. По усыпанной цветами мраморной лестнице Большого театра поднялись К. С. Станиславский, Вл. И. Немирович-Данченко, 
В. И. Качалов, И. М. Москвин. В их честь была исполнена специальная кантата. Этой встрече предшествовало создание Совета, который должен был определить пути развития Большого театра. Членами Совета были: М. М. Ипполитов-Иванов, В. И. Сафонов, С. А. Кусевицкий, К. С. Станиславский, Вл. И. Немирович-Данченко, А. Я. Таиров, А. И. Южин.
Вскоре начались занятия Оперной студии Большого театра под руководством К. С. Станиславского. Начинания Вл. И. Немировича-Данченко в самом Большом театре, в частности, участие в постановке оперы Н. А. Римского-Корсакова «Снегурочка», не принесли желаемых результатов.

1919 год - январь  
ОрловаНачались занятия в Оперной студии Большого театра. Руководитель студии – К. С. Станиславский.
«Был Щепкин. Создал русскую школу, которой мы считаем себя продолжателями. Явился Шаляпин. Он тот же Щепкин, законодатель в оперном деле. Нельзя создавать Шаляпиных, как нельзя создавать и Щепкиных. Но школу Шаляпина создать необходимо. Это особенно важно теперь, когда оперное дело находится в катастрофическом состоянии не только у нас, но и в Европе. Прежняя вампука не имеет шансов на существование и шансов на успех. Все внешние постановочные средства, площадки, конструкции и плакатная живопись, которыми хотели прикрыть недостатки самого искусства, надоели и перестали обманывать зрителя. Пришло время актера. Он – первое лицо в театре, его хочет видеть зритель, ради него он ходит в театр. В опере нужен не только хороший певец, но и хороший актер. Нужно соответствие драматического и вокально-музыкального искусства. Нехорошо, когда драма давит оперу, плохо, когда опера давит на сцене драму.
Чтобы выработать актера, могущего не только петь, но и играть, нужна студия. 
...Оперная музыка должна подчиняться сценическим законам. Эти законы гласят: каждое сценическое представление есть действие, является активным». 
К. С. Станиславский 
 
весна
Концертная программа Студии: сцены из «Риголетто»  Дж. Верди и «Русалки» А. С. Даргомыжского. Участвовали студийцы: Е. А. Степанова, Ф. Б. Павловский,  С. И. Мигай, Х. В. Толкачев, П. Н. Сыроватская, К. Е. Антарова, Б. М. Евлахов, П. И. Тихонов. В октябре прошел открытый набор в Студию. Занятия в Студии проводили: К. С. Станиславский, режиссеры        В. С. Алексеев, З. С. Соколова и О. В. Гзовская; законы речи и дикции – С. М. Волконский; Н. С. Голованов – музыкальный руководитель; М. А. Халявинская – система Далькроза; концертмейстер – М. Н. Жуков.

ОрловаМ. Кушниров: Когда Орлова вступила в труппу, театр имел за спиной всего шесть лет истории. Но какой истории! В 1920 году <>  Немирович воспользовался случаем, дабы осуществить свою давнюю мечту: создать в театре музыкально-драматическую школу. <> В основу школы Немирович положил идею синтетического актера, который органически сочетает в себе, в своем исполнении все основные элементы театральной выразительности: хореографию, пение, драматическое мастерство. Поскольку начинать приходилось с малоопытной молодежью, мастер пошел «от простейшего» - от старой доброй французской оперетты с ее веселым незатейливым сюжетом, общедоступной музыкой, несложными партиями.
16 мая 1920 года студия открылась премьерой «Дочь Анго» Лекока.
Впоследствии этот спектакль стал постоянным в репертуаре театра, - с него же и началась театральная карьера Любови Орловой. Она рассказывала об этом так:

Любовь Орлова: "Владимир Иванович Немирович-Данченко говорил, что самое большое событие для молодых актеров и актрис - это первые сказанные на сцене слова. Поэтому, когда мне дали роль Герсильи в оеперетте "Дочь Анго", вся моя ороль заключалась в словах: "Да, гражданка!" Нет, гражданка! Слушаюсь, гражданка!" - это было первым большим событием в моей творческой жизни, потому что я получила право говорить на сцене. И вторым событием было, когда мне дали партию Бабетты в той же оперетте. Вся моя партия заключалась во фразе: "Она еще у туалета". Но я была бесконечно горда, ведь я получила право петь на сцене с оркестром".

ОрловаМ. Кушниров: Раз уж "это было событием", я чуть-чуть дополню актрису и чуть-чуть поправлю. Крохотная роль Бабетты (горничной) свалилась на нее внезапно, - прямо перед спектаклем заболела актриса, и режиссер, как часто в подобных случаях, стал суетливо искать замену. И вот тогда на авансцену (в прямом смысле) шагнула маленькая статистка в костюме Герсильи: "Я могу". Ее наскоро проверили - она могла. А фраза Бабетты звучала немножечко иначе - "Задержался туалет - не готов еще букет".

1920 - сентябрь
Оперная студия отделяется от Большого театра.

М. Кушниров: Второй постановкой студии стала занаменитая "Перикола" Оффенбаха - ей тоже была уготовлена долгая счастливая жизнь на сцене театра. И важное место в жизни нашей героини.

1924 - Студии присвоено имя К. С. Станиславского. Новое название: Государственная Оперная студия имени народного артиста Республики К. С. Станиславского.
В Студию принят С. Я. Лемешев.

1926 - Студия получила новое название: Государственная Оперная Студия-театр имени народного артиста Республики К. С. Станиславского.

Согласно Постановлению Совнаркома от 16 июля 1926 года и Президиума ВЦИК от 16 августа того же года Оперной студии К. С. Станиславского и Музыкальной студии Вл. И. Немировича-Данченко было предоставлено помещение Дмитровского театра – Большая Дмитровка, 17 (с 1937 года по 1993 год – Пушкинская улица).

Из Приветствия К. С. Станиславского коллективу Театра в связи с началом работы в помещении Дмитровского театра: «Организуйтесь, введите самую строжайшую дисциплину, приносите всевозможные жертвы и делайте всё это, руководясь одним лозунгом: «Так нужно для пользы дела, которое мы создаем для того искусства, которое должно нас греть и питать всю жизнь».

Любовь Орлова в роли периколыЛюбовь Орлова: "Я пела и играла на сцене еще целый ряд небольших ролей. Затем я приготовила большую партию "Периколы" в оперетте Оффенбаха. Это очень серьезная партия, где надо петь, и говорить, и танцевать. После этого я почувствовала себя по-настоящему актрисой. И смелее стала присматриваться к другим ролям"

В театр были приглашены лучшие педагоги. Моим педагогом была Ксения Ивановна Котлубай. Правая рука Вахтангова. Постановщик и режиссер и прекрасный педагог. Всем, что я умею делать на сцене, я обязана Ксении Ивановне Котлубай. Началась очень серьезная работа. Нам читали систему Станиславского, занимались дикцией, сценической речью. Самым трудным для меня было - говорить на сцене. Я не училась в драматической школе и совсем не умела говорить на сцене".

1927 - 21 марта

«СОЛОМЕННАЯ ШЛЯПКА»
Комедия Э. Лабиша. Музыка И. О. Дунаевского.
Постановка Л. В. Баратова. Дирижер – О. М. Брон. Художник – А. Д. Гончаров. Фадинар – И. С. Ягодкин; Элен – М. А. Грубэ; Нонанкур – Д. В. Камерницкий, Л. В. Баратов;  Жоржетта – Н. А. Остроумова, Л. П. Орлова; Виконт д’Альбороза – С. В. Образцов, Д. М. Каплунский.

М. Кушниров: Любовь Петровна завершала обычно рассказ о своем театральном прошлом таким лестным для себя воспоминанием:

Любовь Орлова в роли ПериколыЛюбовь Орлова: "Затем мне поручили роль Серполетты в оперетте Планкетта "Корневильские колокола", причем первый романс Серполетты я пела и одновременно танцевала на пальцах, что имело успех у зрителей, и получила похвалу от самого великого Немировича-Данченко за мою выдумку".

1932 год - 19 ноября

Р. Планкет «КОРНЕВИЛЬСКИЕ КОЛОКОЛА»
Музыкальная редакция композитора А. В. Мосолова. Текст В. Г. Зака и В. М. Инбер. Сюжет – М. П. Гальперин. 
Постановка Б. А. Мордвинова. Режиссеры: Д. В. Камерницкий, В. Я. Станицын. Дирижер – Г. А. Столяров. Художник – В. М. Эрбштейн. Постановка танцев – А. А. Румнев. Фехтование – Э. Е. Понс. Жан-Батист Вильер – С. М. Остроумов, П. С. Саратовский; Серполетта – Н. Ф. Кемарская, Л. П. Орлова; Аббат – В. А. Канделаки, Е. В. Коренев; Жермен – А. П. Тулубьева, А. Е. Кузнецова

М. Кушниров: Серполетта в "Корневильских колоколах" стала последней большой работой актрисы - и третьей по счету. Было это уже в 1931 году. До того она выступила в "Соломенной шляпке" и "Периколе".

Про "Шляпку" в своем рассказе она умалчивала, хотя исполняла там одну из главных ролей - Жоржетту (Феликса играл Сергей Образцов) и даже была одно время в первом составе исполнителей. Возможно, оттого, что спектакль был сдержанно принят и прессой, и публикой и редко включался в репертуар гастрольных поездок - он слыл "проходным".

Любовь Орлова в ПериколеА вот где выпал ей поистине большой успех - можно сказать, наибольшиий, - так это в "Периколе". До нее эту партию исполняла Бакланова, потом Кемарская - примадонна уже обновленной студии. Тягаться с ними было и лестно, и опасно.

Не обойдем стороной еще один - деликатный - момент: Владимир Иванович Немирович-Данченко проявил к ней в ту пору как бы отеческую заботливость. Деликатность же состояла в том, что сын Владимира Ивановича, Михаил Владимирович (за кулисами просто Миша), страстно и безнадежно любил Орлову. Он был актером того же театра, но фактически только считался им, поскольку не играл ни серьезных, ни маленьких ролей, лишь изредка работал "на выходах". Тихий и скромный человек добродушно позволял злым языкам посмеиваться над его страстью. Иные доброхоты без шуток советовали актрисе "пожалеть" его - выйти замуж хотя бы ради грядущих привилегий. В минуты грусти она отвечала: "Да ведь придется с ним жить!" В хорошем же настроении задорно говорила: "Я и так своего добьюсь!"

Навряд ли она вкладывала в последнюю фразу какой-то скрытый смысл. <> Добиться "своего" значило добиться еще одной выигрышной роли. И вот она добилась ее - в "Корневильских колоколах".

...Этот спектакль стал гвоздем репертуара театра. Его готовили очень серьезно. В новой трактовке действием целиком распоряжается группа странствующих комедиантов во главе с директором и первым актером Вильером. Она вступает в борьбу с владельцем замка - аббатом, лицемерным святошей, держащим в страхе весь Корневиль, и побеждает его. А заодно побеждает свои внутренние раздоры...И вдохновитель этих славных побед - маленькая Серполетта.

Я очень надеюсь, что зрители, видевшие Орлову на экране в кинокомедиях тридцатых годов, сумеют хоть капельку вообразить ее в роли очаровательной и жизнерадостной комедиантки. Ведь Александров увидел ее впервые именно в "Корневильских колоколах". И увидел в ней именно то, что ему (уже приступившему к "Веселым ребятам") нужно было для образа Анюты - и, может быть, смутно грезилось в будущих героинях своих картин.

В лучших своих комедиях Орлова выступала как героиня эстрады, цирка, оперетты, самодеятельности. Ей особенно шло играть актрису, причем актрису такого зрелища, которое более всего схоже с балаганом, уличным театром, народной комедией". (М. Кушниров)

В подготовке этой страницы использованы материалы из книги Марка Кушнирова "Светлый путь или Чарли и Спенсер", а также хроники Музыкального Театра имени Станиславского и Немировича-Данченко.

наверх