Экран и сцена / Биография / Ее эпоха / Народная любовь / Прямая речь / Александров / Библиография / Персоналии

ЛЮБОВЬ ОРЛОВА - мегазвезда советского Голливуда

Наталья Кишиневская 2007-н.в.

Copyright © 2007 Sally Morgan

"И если правда, что человек жив, пока о нем помнят, то она была, есть и будет - наша Орлова!" (с) - народная артистка СССР Ия Саввина

ОБ ОРЛОВОЙ ГОВОРЯТ - соседи по дому и даче

"МК-Бульвар" от 11.02.2002
Наталья Боброва

ИНЕССА ПЕТРОВНА,
соседка по даче:

Дача Любови Орловой во Внуково— С Любовью Петровной мы практически не общались: я стала постоянно жить здесь позднее. Зато хорошо помню последние годы Александрова, когда он уже женился на вдове своего сына Дугласа, Гале. Правда, Григорий Васильевич Любовь Петровну вспоминал постоянно. О чем бы ни шел разговор, он все темы сводил к воспоминаниям о ней — это стало просто манией. Этим он сильно раздражал свою вторую жену. Брак этот был по расчету, чтобы оставить наследство — квартиру, дачу — внуку Грише. В последние годы Александров находился во власти Галины: она была его водителем, и чаще всего он ехал туда, куда она хотела или считала нужным.
Что-то мы на грустные темы разговорились, давайте я вам лучше о доме расскажу. Он ведь очень интересный, его идею хозяева подглядели где-то в Мексике, а многое придумали сами. “Главным архитектором” выступил Григорий Васильевич, а дизайнером — Любовь Петровна. С тех времен дом не перестраивали, только сделали легкий косметический ремонт.
В Москве у них мебель была красивым штофом обита, кровать, спинка, покрывало такое сделано, розы, по-моему, крупные, огромное трюмо — и рама была тоже обита таким же материалом. А здесь был ситец. Долго был, пока эти кровати отсюда не выкинули, после болезни, после всего прочего. Все диванчики, все зеркала, на светлом фоне мелкие цветочки, в немецком стиле. В мою бытность какой-то случился юбилей у Григория Васильевича, был весь цвет “Мосфильма” и Бондарчук, мы тоже — полный дом гостей. Но ночевать они у себя никогда не оставляли. Никого.
После выхода на экран суперпопулярных “Веселых ребят” высокое начальство разрешило поселиться звездам экрана в поселке московских писателей. Справа от дачи Александрова—Орловой построился Леонид Утесов, а слева — Лебедев-Кумач. Тут, при въезде на улицу, даже плакат висел: “А где мне взять такую песню?” Они зачастую пили вместе, по-соседски, чай. Иногда устраивали веселые вечеринки, на которые присылали друг другу написанные в стихах приглашения.
Вначале у Александрова и Орловой машины не было. И они сюда, во Внуково, добирались как простые смертные — на электричке. Потом у них появился свой водитель, который даже жил в небольшом домике на территории дачи. Одна часть (рядом с гаражом) этого длинного дома находилась в его распоряжении, в другой жила служанка, или, не знаю, как ее точнее назвать, экономка семьи. Она работала у них много лет, потом даже ее внуки здесь гостили.
Почти весь первый этаж хозяйского дома занимал огромный, метров, наверное, на 60, зал. Там располагались камин, рояль, огромный обеденный стол. На втором этаже — две спальные комнаты. Обоев нигде не было, стены были просто покрашены белой краской. Спальня Любови Петровны — просторная, красивая, светлая, со множеством окон. У Григория Васильевича — спальня-кабинет с рабочим столом и книгами.
Гости на даче бывали нечасто, ведь Орлова много работала, уставала от постоянного общения. Иногда заезжал сын Александрова от первого брака, Дуглас, но только по предварительной договоренности, когда у хозяев было свободное время. Правда, отношения у них с Любовью Петровной были очень теплыми.
Сейчас дачу снимают французы. Иногда в Россию по работе приезжает внук Александрова, Григорий Александров-младший, тогда он тоже здесь останавливается. Он тут устраивает настоящую лабораторию — что-то снимает, проявляет, ведь он работает оператором. Старший правнук великого режиссера, Вася Александров, живет в Москве, в прошлом году закончил школу. Правнуки, которые родились во Франции, здесь не бывали. Между прочим, вторая жена Григория-младшего тоже умерла от рака. Красивая была женщина, дородная и очень решительная, она даже смогла отучить Гришу от спиртного. Хотя когда Григорий Васильевич-младший выпивал, это не мешало ему оставаться творческим, талантливым человеком.

ТАМАРА БИРЮКОВА,
бывший почтальон поселка:

— Я работала почтальоном с 60-го по 65-й год. Любови Петровне писали очень много, писем по пять в день приходило. У них в доме я никогда не была, там все огорожено, да и собаки бегали. Может быть, из-за того, что семью просто преследовали поклонницы. Особенно много их было у Александрова. Они дачу буквально осаждали. В доме была лестница с улицы сразу на второй этаж, так они как-то эту лестницу даже сломали: лезли чуть ли не по головам друг друга. Не знаю, может быть, Орлова и ревновала, но о ссорах мы никогда не слышали. Скорее наоборот, Григорий Васильевич выступал в роли Отелло. Вообще они очень дружно жили, у них были уникальные отношения, удивительная любовь. Кажется, никто другой им и не нужен был.

ВЕРОНИКА БОДРОВА,
нынешняя домработница на даче Орловой:

— Сейчас дачу арендуют два француза-брата, один из которых, Мишель, женат на нашей актрисе Ларисе Поляковой. К памяти бывших хозяев французы относятся очень трепетно, стараются в доме ничего не менять, только слегка обновляют обстановку. Фотографии из чудом сохранившихся остатков архива французы вставили в изысканные рамки и развесили по стенам. Для гостей новые хозяева дома проводят настоящую экскурсию по комнатам, придуманным Александровым и Орловой: беленые стены, дощатый пол, мягкая мебель и занавески одного цвета. Особенный восторг иностранцев вызывает массивная дубовая мебель “a la russe”, сделанная на заказ в мастерских “Мосфильма”. Темные, без всяких украшений столы, крепкие лавки, строгий, открытый буфет — во всем чувствуется спокойствие и какая-то необузданная сила. Сохранилась и дубовая кровать Любови Петровны — тяжелая, с места не сдвинешь. Теперь на ней спит Александр. Снится ли ему Орлова, не знаю: он по-русски плохо говорит. Но первый тост в этом доме французы всегда поднимают за Любовь Петровну.

АНАСТАСИЯ ЕФИМЕНКО,
домработница:

— Я в этом доме с самого начала, с 66-го года работаю лифтером. Любовь Петровна всегда была очень приветливой, простой женщиной, за ручку со мной здоровалась, на “вы” обращалась. Очень простая была, никаких звездных капризов: лифт сломается — спокойно на шестой этаж поднималась. Причем на высоких каблуках. Она же все время на каблуках ходила, даже дома. И меня ругала за мои тапочки, говорила, что подъем, хотя бы небольшой, сантиметра два-три, должен быть обязательно, иначе в старости ноги болеть будут. Она оказалась права...
Однажды Любовь Петровна тихо так, тактично спрашивает: “Надя (меня все так называли, хотя крестный вписал в паспорт имя Анастасия), не могли бы вы прийти ко мне, полы помыть?” Так и стала я у нее работать, два раза в неделю приходила, убиралась: пыль протирала, мыла пол. Тряпки у нее хорошие были, широкие такие, удобно ими мыть — наверное, сама делала. Орлова и сама многое по дому делала. Например, к ней в комнату я даже не заходила, там она убиралась сама. Да и мытье посуды она никому не доверяла — считала, что, если разобьется что-нибудь, — случится несчастье. Григория Васильевича тоже к работе подключала: он привозил на специальной тележке в столовую супницу, чтобы Любовь Петровна из-за стола во время обеда не поднималась. У меня до сих пор перед глазами эта картина: сядут они за стол друг перед другом, обедают, беседуют. Они всегда кушали из французского столового сервиза.
Готовила актриса тоже сама, причем очень вкусно. Меня, когда я убиралась, всегда угощали. Особенно мне нравились фрикадельки с макаронами, щи украинские. Сама Любовь Петровна кушала очень мало. А в Новый год, чтоб не садиться за праздничный стол, она вообще шла на улицу, гуляла по бульвару.
По магазинам Любовь Петровна не ходила. Продукты привозил шофер, он все закупал по тщательно составленному ею списку. А шила платья, стирала их одна пожилая женщина, которая иногда приходила к актрисе. Я несколько раз наблюдала, как с увлечением они обсуждали крой нового платья, что-то рисовали на листочках бумаги.
Ко мне Орлова относилась с уважением, никогда не придиралась, иногда преподносила и небольшие подарки. А один раз даже туфли из Франции привезла, темно-вишневые, лаковые. Я их до сих пор храню. Деньги за работу Любовь Петровна мне тихо вкладывала в карман. Она была не жадная, к ней много на дачу приходило людей, которых сегодня мы назвали бы нищими, убогими, что ли. И она всем стремилась хоть чем-нибудь помочь.
Вообще, жили Орлова и Александров не очень богато. Хотя квартира у них была большая — 4-комнатная “распашонка”. Но комнаты маленькие, кухня — 9 квадратных метров. Потолки, правда, высокие — 2,8 метра, ну, еще пол паркетный да санузел раздельный. Вот и вся элитарность.
Где-то читала, что Орлова с Александровым затеяли такой роскошный ремонт, что у соседей даже потолки рушились. Это все неправда, ремонт они делали нечасто и никаких суперперестроек никогда не совершали. Главное украшение в их квартире — это море книг и фотографий.
К сожалению, сейчас в ее квартире мало что напоминает о звездной чете. В юности внук Александрова Гриша сильно выпивал, как говорится, наводил шороху в нашем дворе. Многие вещи во время этих гулянок ушли из квартиры. Потом Гриша остепенился, женился, уехал во Францию. Квартира теперь сдается. Там все перестроили, сделали евроремонт, а все комнаты соединили в одну большую-пребольшую студию. Кто только не снимал эту квартиру: однажды даже какой-то циркач жил с целой свитой из попугаев, собак и кошек.

НИНА ЖДАНОВА,
соседка Орловой по подъезду:

— Мы с мужем живем в этом доме с момента его заселения, с 1966 года. В этом же году сюда въехали и Любовь Петровна с Григорием Васильевичем. Этот дом всегда считался престижным, хотя не знаю, почему: комнатки небольшие, балконы не в каждой квартире. Одно преимущество — очень теплый.
Любовь Петровна жила выше нас, на 6-м этаже. По-соседски здоровалась, приветливо расспрашивала о семье и о здоровье, могли поговорить о погоде, но не больше. Она всегда спешила. В гости к себе не приглашала, да и сама не заходила. Когда они въехали, насколько я знаю, Орлова сама занималась ремонтом, с интересом подбирала интерьер. У нее было оригинальное хобби: она любила обивать мебель, причем делала это как настоящий мастер. У нас по дому даже ходила такая легенда: Григорий Васильевич, как и все творческие люди, был человеком влюбчивым и однажды увлекся хорошенькой молодой актрисой. Причем до такой степени, что пригласил ее в гости, на дачу. Девушка готовилась к свиданию тщательно, даже заказала в ателье платье из дорогого материала. Не знаю, каким образом об этом узнала Орлова, но она избавилась от соперницы довольно нетривиальным способом. Любовь Петровна как-то выяснила, из какой ткани будет сшит вечерний туалет нежеланной гостьи, и... обшила точно таким же материалом всю мебель на даче. В общем, на фоне этого великолепия молодая актриса выглядела очень жалко, что заметил и Александров. Не знаю, насколько это правда, но история вполне соответствует, на мой взгляд, характеру Орловой.

наверх