Экран и сцена / Биография / Ее эпоха / Народная любовь / Прямая речь / Александров / Библиография / Персоналии

ЛЮБОВЬ ОРЛОВА - мегазвезда советского Голливуда

Наталья Кишиневская 2007-н.в.

Copyright © 2007 Sally Morgan

"И если правда, что человек жив, пока о нем помнят, то она была, есть и будет - наша Орлова!" (с) - народная артистка СССР Ия Саввина

Глеб Анатольевич Скороходов

Глеб Анатольевич скороходовГлеб Анатольевич Скороходов — известный писатель, драматург, журналист, киновед. В 1958 году окончил журфак МГУ. Работал в звукозаписывающей студии «Мелодия». В 60-х годах был автором и режиссёром Главной редакции литературно-драматических программ Гостелерадио СССР. С детства коллекционировал грампластинки. Придя работать в фирму грамзаписи «Мелодия», он познакомился со многими звёздами того времени, среди которых Леонид Утёсов, Клавдия Шульженко, Александр Варламов, Людмила Гурченко и другие. Вскоре в издательстве «Советский композитор» Скороходову предложили написать книгу о пластинках. Эта книга и прославила Глеба Скороходова. В 90-х Скороходов сотрудничал с телекомпанией АТВ, вёл «В поисках утраченного» и «Киноистории Глеба Скороходова». Лауреат премии ТЭФИ (1999). В 2001 году совместно с Аллой Пугачёвой создал цикл телевизионных программ «Вспоминая Рождество».

В поисках утраченного

Архивная передача / АТВ

Автор сценария: Глеб Скороходов
Передачу ведет: Глеб Скороходов
Тематическая программа об искусстве. Автор и ведущий Глеб Скороходов рассказывает о ведущих мастерах театра и кино, чьи имена сейчас несправедливо забываются. В передачах: встречи с народным артистом республики Владимиром Володиным — замечательным комедийным актером, сыгравшим незабываемые роли в фильмах «Волга-Волга», «Кубанские казаки», «Первая перчатка», «Цирк», с выдающейся актрисой Фаиной Георгиевной Раневской, чьи роли в фильмах «Весна», «Свадьба» вошли в золотой фонд российского кинематографа, Петром Алейниковым («Семеро смелых», «Трактористы», «Большая жизнь»). Друзья и коллеги вспоминают о Сергее Герасимове и Станиславе Ростоцком. Выпуски-воспоминания также были посвящены: Борису Бабочкину, Исааку Дунаевскому, Любови Орловой, Леониду Гайдаю, Татьяне Пельтцер, Павлу Кадочникову, Соломону Михоэлсу и многим-многим другим. Лауреат ТЭФИ-97 в номинации «Лучшая программа об искусстве».

Глеб Скороходов. "Актер умирает дважды: один раз физически, а второй раз в памяти"

Глеб Скороходов - ведущий программы "В поисках утраченного" - говорит о кино много и охотно. Будучи студентом журфака МГУ, он вольным слушателем проник во ВГИК, где сегодня сам же преподает. Он никогда не мог остановиться и сказать себе: "А кино-то кончилось". Поэтому до сих пор в каждой программе ищет утраченное искусство.
- Глеб Анатольевич, вы не любите рассказывать о себе?
- Честно? Абсолютно! Я давно убедился, насколько верен один ВГИКовский постулат: "Кино - искусство коллективное". А команда моей программы "В поисках утраченного" - очень хорошая. У нас есть свой принцип - снимать те места, где происходили события. Это интересно и нам, и зрителю. Обстановка совсем другая. Вот нужно было, к примеру, снимать рассказ о том, как делался эпизод из кинофильма "Цирк" Александрова. Там по сценарию действие происходит на крыше гостиницы "Москва", где Моссальский кормит тортом Мельникову. Александров снимал эпизод, когда гостиница только строилась. На 10-й этаж актеры тащились пешком, лифтов не было еще, аппаратуру тяжелейшую туда же поднимали. Снимали на углу, так, чтоб был виден Большой и Малый театры. Представляете, как это все интересно. Мы решили повторить съемку на том же месте. Но для этого месяц ждали разрешения от ФСБ, потому что напротив Дума. И во время съемок, кстати, с нами был представитель спецслужб. Он ничуть не вмешивался, просто наблюдал за происходящим на съемочной площадке.
- Кому вообще принадлежит идея такой программы?
- Один из выпускников ВГИКа Алексей Гиганов, уже работая на Авторском телевидении, однажды позвонил мне и сказал: "Глеб Анатольевич, вы нам столько рассказывали интересного про разных людей, с которыми встречались, работали, записывали их на радио. А что, если попробовать рассказать об этом с телеэкрана?" Попробовали. Нам дали выпустить две пилотных программы. Это были "Леонид Утесов" и "Марика Рокк", героиня фильма "Девушка моей мечты". У меня такое впечатление, что тема программы неисчерпаема.
- А само название программы откуда взялось?
- Есть известное произведение "В поисках утраченного времени". А мы сделали "В поисках утраченного". Когда начинали, еще не было ни "Серебряного шара", ни "Чтобы помнили". Мы были первыми. То, что появились другие, слава Богу. Поверьте мне, никакого чувства соперничества не испытываем - каждый работает на своем поле. У нас принцип рассказа, воскрешения тех мест, где происходили события. Это помогает, помимо прочего, передать атмосферу. Для чего мы ищем утраченное? Наверное, для того, чтобы сегодняшний день стал лучше. Утрачено ведь то, чего утрачивать не стоило бы.
- Но ведь известно, что прошлого не вернуть...
- Мы не ищем сенсаций, не гонимся за "жареными" фактами. Нужно четко разграничивать понятия. Сегодня многие говорят о желтой прессе. Сейчас вообще в журналистике появился новый жанр, которым раньше занимались только в третьем классе школы. Он даже приобретает популярность во многих изданиях. Скажем, берет человек, книгу об Орловой, выбирает оттуда только "жареные" факты и пишет большой материал. Я с одним из таких журналистов говорил. Спрашиваю: "Откуда вы это взяли? Она не употребляла бранной лексики. Она другого склада человек, из древнего славянского рода, а по материнской линии к графам Толстым восходит". Он мне в ответ: "А я прочел книгу и выбрал оттуда все, что хотел. Я ответственности не несу. Если бы родственники подали в суд, тогда бы я сказал, что использовал чужую книгу". Есть и другой вариант - когда человек читает несколько статей и делает по ним свой материал. Так получается новый вид журналиста - изложенец.
- А сами-то вы где берете материал?
- Прежде всего, это люди, которые раньше работали с нашими героями. При создании передачи о фильме "Цирк" нам очень помогла ассистент режиссера Ная Добрянская. Ей уже 96 лет, но она помнит много интересных вещей. Еще помогают родственники, семейные письма. С архивами сложнее, особенно на "Мосфильме". Вот в Америке, например, сохраняются дубли, в которых, скажем, Бед Девис смеется и говорит: "Я не могу дальше продолжать, я хочу пи-пи". И убегает площадки. А у нас ни одного кадра Плятта, пробовавшегося сначала на роль, которую в "Цирке" сыграл Массальский, не сохранилось. Недавно кто-то пытался посмотреть актерские пробы к фильму "Кавказская пленница". Оказалось, что в альбомах только пробы актеров, не снявшихся в картине, а тех, кто в итоге сыграл, нет. Почему, неизвестно. Помогает и старая пресса - бесценные материалы, начиная с 30-х годов и по сей день. Кое-что берем в Музее кино. Работа, конечно, кропотливая. Но зато мы не врем. Хотя, конечно, и проколы бывают.
- Каким вы представляете своего зрителя?
- Он очень разный. Как-то в Ленинграде меня вдруг окружили 14-15-летние подростки: "Ой, это вы?" Я говорю: "Ребята, вы что, нашу передачу смотрите?" - "Да, смотрим и любим". И это не исключение. Сейчас интерес к старому кино доходит даже до ненормального. Школьникам старших классов так надоели все эти ужастики с пальбой-стрельбой, что они принципиально стали смотреть фильмы прошлых лет. И это доказывает, что интерес к нашей программе есть. Ее аудитория - от пионеров, как говорится, до пенсионеров. Так что приходится работать над языком общения со зрителем. В любом случае он должен быть в общем литературным. Употреблять словечки тинэйджеров, типа "прикольно", "отстой", "супер" я не могу, потому что тогда потеряем другую часть аудитории. Но и упаси Бог впасть в менторство или нравоучительство. И я стараюсь только сопереживать своим героям.
- Вы можете рассказать о какой-то судьбе, которая вас особенно поразила?
- Я в своей программе рассказываю только о тех людях, которые мне симпатичны. Мне, например, приходилось не только работать над программой с Лидией Смирновой, но и помогать ей с книгой. Ее история любви с Дунаевским - просто готовый фильм. Письма композитора, которые жена сохранила, - настоящая поэзия. Когда я их читал, был просто потрясен.
- А случается ли при создании программ что-нибудь непредвиденное?
- Иногда происходят такие неожиданные вещи! Звонит недавно Алла Пугачева: "Глеб Анатольевич, я хотела бы, чтобы вы сделали передачу про меня". Я говорю: "Алла Борисовна, так мы ж ищем утраченное". - "Вот вы и расскажите про "Рождественские встречи". Я их с 89-го года делаю. Вы не представляете, сколько утрачено. У нас нет коллективизма, заботы об актере. Я старалась вытаскивать новые имена, давала молодым талантам путевку в жизнь. А сейчас с каждым годом это все труднее делать. Разве это не ваша тема? Я понимаю, что вас интересует драматическое, киноискусство, а это эстрада. Но вы ведь этому тоже не чужды". И вот мы будем делать цикл из 12 программ-воспоминаний о "Рождественских встречах" Аллы Пугачевой.
- В кадре вы достаточно официальный человек, а в жизни?
- Я считаю, телевидение - такая вещь, где зрители могут понять, что за личность перед ними, особенно, если она появляется на экране семь лет. Дело не только в том, что высшим образцом для меня остается Ираклий Андроников, умевший "публично мыслить", то есть не воспроизводить написанное, а делать так, чтобы это рождалось на ваших глазах в данную минуту. К этому я и стремлюсь. Кроме того, телевидение требует способности общаться со зрителем через камеру. Она мне очень мешала в самом начале, но сейчас я абсолютно адаптировался. Нужно только думать о том, что ты хочешь рассказать и быть в нужном настроении. А быть официальным на экране мне бы очень не хотелось.
- Ваш главный принцип в работе?
- Как у врача - не навреди. Каждый должен своим трудом нести добро. Тогда жизнь будет лучше. Я считаю, что по своему нутру человек добр, и только жизненные обстоятельства вдруг возбуждают агрессивность и злость.
Ксения ИЛЬКИНА,
информационное агентство "АиФ-Новости", 16 ноября 2001 года

наверх