Экран и сцена / Биография / Ее эпоха / Встречи / Народная любовь / Григорий Александров / Библиография / Персоналии

ЛЮБОВЬ ОРЛОВА - мегазвезда советского Голливуда

Наталья Кишиневская 2007-н.в.

Copyright © 2007 Sally Morgan

"И если правда, что человек жив, пока о нем помнят, то она была, есть и будет - наша Орлова!" (с) - народная артистка СССР Ия Саввина

О Вере ПЕТРУСОВОЙ
Ростислав Плятт. Сборник "Театр имени Моссовета", 1985 год


Вера Петрусова... Она появилась у нас в театре в начале 50-х – нарядная, веселая, энергичная... Сейчас о Вере Семеновне пишутся статьи, сделанными ею фотопортретами щеголяют театральные издания. Она стала маститой. «Фото В. Петрусовой» – это уже солидная марка. Но, на мой взгляд, она сохранила влюбленность в театр в самом незамутненном виде, ту влюбленность, которая годы назад помогла ей сразу стать в театре своей.
Пишущие о Петрусовой правильно отмечают, что ей чужды любование приемом, всякие фотоэффекты, игра света и прочее – в своей области она умеет все, и мастерства ей не занимать. Как фотохудожник она скромна, но чрезвычайно «пронзительна», я бы сказал, в улавливании сути характера исполнителя, схватывания «зерна» роли. И любопытно, что если актеру удалось сыграть щедро, с душой, то это получает щедрое выражение на портрете, сыграно бледно – бледен и портрет, он не смог «взволновать» Петрусову. А снимает она, волнуясь (сама призналась в этом), сопереживая. Много раз в антракте какой-либо генеральной, встречаясь с Верой Семеновной, только что снимавшей репетиции из зрительного зала, я замечал, что у нее как-то особенно горят, «сияют» глаза, – это явно говорит о том, что был хороший «улов», сделаны ценные для нее фото.
Петрусова знает театр изнутри, знает его режиссеров и актеров, она прекрасно ощущает вкус и стиль «театра Завадского», ее собственный врожденный вкус развился в общении с Юрием Александровичем. Снимая сцены из спектаклей, она точно чувствует, что в них главное, что надо акцентировать на фото, чтобы полнее выразить замысел постановщика.
Позирование Петрусовой для портрета – дело не простое. Сидишь, бывало, перед ней в кресле, она уже, казалось бы, прицелилась, лампы зажжены, можно снимать – но нет! Она как художник перед мольбертом: то отойдет назад, то сделает шаг в сторону, то вдруг приблизится к тебе и по-иному поставит свет, потом отступит в другую сторону, и наконец щелчок – кадр снят.
Николай Дмитриевич Мордвинов очень любил сниматься у Петрусовой. Как-то он «заманил» ее к себе домой, там уже была гримерша из театра, и он встретил Веру Семеновну в гриме Отелло. Он стал проигрывать перед ней важные ему куски роли, а она снимала, снимала, снимала... Это была работа «до изнеможения», но оба остались довольны. Такую тягу актера к своему художнику-фотографу надо заработать, а тут Мордвинов был не одинок – мы все любим сниматься у Петрусовой. Недаром фойе нашего театра украшает галерея портретов, созданных ею. Известно, что прямое дело театрального фотографа – снимать спектакли и портреты актеров, но я не помню такого случая во внутренней жизни театра, чтобы Веры Семеновны не оказалось на месте, когда возникала возможность вдруг снять что-то новое, интересное, достойное быть зафиксированным на фото, – у нее прямо репортерский нюх на такие дела! Юрий Александрович Завадский написал на своей книге, подаренной Вере Семеновне: «Вере Петрусовой, чья преданность театру, чье талантливое мастерство мне бесконечно дороги. С любовью, и надеюсь, что все будет хорошо».
И естественно, что книга о нашем театре неразрывно связана с именем Веры Петрусовой, ее талантом фотохудожника театра, а значит, и его историка.

На фото - Любовь ОРЛОВА в спектаклях "Лиззи Мак-Кей" (вверху) и "Милый лжец" (внизу). Фото Веры ПЕТРУСОВОЙ


наверх