Экран и сцена / Биография / Ее эпоха / Народная любовь / Прямая речь / Александров / Библиография / Персоналии

ЛЮБОВЬ ОРЛОВА - мегазвезда советского Голливуда

Наталья Кишиневская 2007-н.в.

Copyright © 2007 Sally Morgan

"И если правда, что человек жив, пока о нем помнят, то она была, есть и будет - наша Орлова!" (с) - народная артистка СССР Ия Саввина

Радио Свобода. Архив 1997-2004 - Русская кинодвадцатка

Сергей Юрьенен - "Цирк" (текстовая запись передачи)

стр. 1, стр. 2, стр. 3

Сергей Юрьенен:

"Цирк". Производство киностудии "Мосфильм". На экраны вышел весной 1936-го.

Режиссер - Григорий Александров. Сценарий - Александров и классики советской литературы, снявшие свои имена с заглавного титра. Операторы - Борис Петров, Владимир Нильсен. Текст песен - Василий Лебедев-Кумач. Композитор - Исаак Дунаевский.

В главных ролях - Любовь Орлова (Марион Диксон), Сергей Столяров (полярный летчик и режиссер цирка Мартынов), Владимир Володин (директор цирка), Павел Массальский (антрепренер Кнейшиц), Отто (Чарли Чаплин), Евгения Мельникова (Райка), Комиссаров (изобретатель Скамейкин).

В передаче принимает участие первозритель "Цирка" - выдающийся русский клоун, народный артист СССР Юрий Владимирович Никулин.

Юрий Никулин:

Любовь Орлова удивительно сыграла эту роль. Я считаю, что это лучшая роль ее. Мы верили, всему верили - с самого начала, когда начинается первый кадр, он до сих пор стоит у меня перед глазами.

Сергей Юрьенен:

Начало американское не только по лаконизму. Юг. Вымышленный городок Санвилль. В руках у женщины запеленутый с головой ребенок. Садясь в последний вагон, она отрывается от разъяренной толпы. В купе Массальский опускает газету "Санвильский курьер" и поднимает глаза на героиню: им все понятно, мы заинтригованы... Полушарие с аббревиатурой США - эмблема уходящего поезда - превращается в огромный глобус, который, раскручиваясь, останавливается на стороне мира с аббревиатурой СССР, оказываясь на носу морского льва. Мы в цирке...

(Сцена из фильма)

"В середине 30-х импорт западных фильмов прекратился, однако западное влияние на самом деле не исчезло, как ясно каждому, кто знаком с фильмами Григория Александрова, и особенно с "Цирком", мастерской сталинизацией Голливуда", - пишет американский киновед Денис Янгблат, автор книги "Кино для масс" и, среди прочего, статьи "Американщина в советском кино". И заключает: "Благодарить за это надо Сталина..." За первые две недели фильм посмотрели более миллиона москвичей.

Юрий Никулин:

Когда вышел "Цирк", он шел первыми экранами, и мы увидели его в кинотеатре "Художественный". Там была премьера фильма, и мы с отцом, мать, всей семьей, втроем пошли смотреть. Я очень любил цирк, тем более, что отец имел некоторое отношение к цирку: он писал для цирка, он и ставил отдельные номера. "Цирк" меня поразил, я его почувствовал, потому что Александров показал удивительно правдиво атмосферу цирка. Потом я узнал, что Александров в свое время выступал в цирке, как мне рассказывали, его во время акробатического трюка по голове чем-то стукнуло, и это сделало сдвиг у него, и он стал режиссером.

Олег Ковалов:

Фильм "Цирк" - одно из чудес советского кино. Эта картина и возглавляет список лидеров проката за всю историю советского кино, эта картина в 41 году получила Сталинскую премию Первой степени, и более того, в мрачном 37 году на Международной выставке в Париже была удостоена высшей премии "Гран при". Это удивительный случай, когда Александров, словно балансируя на проволоке, угодил сразу всем. Почему я сказал про балансирование на проволоке? Эйзенштейн был человеком очень ядовитым, ироничным, он давал своим друзьям и коллегам саркастичные характеристики, так вот Александров в его первом спектакле ходил по проволоке над зрительным залом, исполнялся смертельно опасный номер, и Эйзенштейну это так понравилось, что он всю жизнь говорил, что "Гриша всегда умело балансирует на проволоке". Это действительно огромное искусство, и это я говорю без всякой иронии. Можно сказать, что это свойство конформиста, а можно сказать, что это органичное свойство действительно большого таланта. Ибо народную картину, которая так понравилась бы стране и властям, снять действительно очень трудно. Мы все знаем "Песню о Родине" - так вот "Песня о Родине" переписывалась 37 раз прежде чем родился тот самый шедевр, который мы слышали в фильме.

(Сцена из фильма)

Майя Туровская:

Очень интересно, что этот фильм имеет свой аналог в американском кино: это один из, на мой взгляд, лучших комедийных фильмов, во всяком случае, это мой любимый фильм, который называется "Ниночка", он был сделан Эрнстом Любичем, замечательным европейским режиссером, с Гретой Гарбо в главной роли. Это история о том, как советская женщина из ГБ приехала во Францию и осталась там потому, что она полюбила французского виконта. В отличии от Марион Диксон она как бы не меняет идеологию, но на самом деле, так же, как и в "Цирке", идеологически там не все в порядке.

(Сцена из фильма)

Олег Ковалов:

Авторов сценария этого фильма знают все, но их имен в титрах фильма нет. Сценарий фильма "Цирк" написали Ильф и Петров с Катаевым, а диалоги правил не кто иной, как Исаак Бабель. Поразительный факт содружества гениев, которые сделали такой шедевр народного искусства. Впоследствии Бабель был репрессирован, и поэтому факт сотрудничества его в этом фильме не афишировался никем, а с Ильфом и Петровым получилась поразительная история: когда они были в Америке и приехали посмотреть готовую картину, они пришли в такую ярость от самого материала фильма, что категорически потребовали, чтобы их имена были вычеркнуты из титров. Ильф и Петров написали сценарий абсолютно бытовой комедии, где сатирическое начало было направлено не в сторону американского расизма, как в фильме, а в сторону недобитых рапповцев, которые требовали идеологической выдержанности от цирковых номеров. В сценарии появлялась зловещая газета, в которой было написано, что в цирковой балет нужно вводить пожилых трудящихся женщин, а не вызывающих нездоровые эротические чувства длинноногих красавиц. Работники цирка в сценарии собирались давать бой всяким "буржуазным конечностям и выпуклостям", как они выражались.

Сергей Юрьенен:

Советизированная версия Голливуда раздражала Ильфа настолько, что и в последней записной книжке он вспомнил Григория Александрова - в записи, купированной советской цензурой: "Варшавский блеск. Огни ночного Ковно. Гришкино счастье." Что ж, выход из игры авторов "Золотого теленка" дал Александрову формальные основания разделить свою удачу только с любимым человеком - Любовью Орловой. В "Цирке" снималась московская балерина Сильвия Малейнова.

Сильвия Малейнова:

Душой и сердцем, конечно, была яркий огонек актерского мастерства - Любочка наша дорогая, Любочка Орлова. Хотя сниматься на огромном пандусе, который специально был построен, который к тому же еще вращался, под жаркими прожекторами было чрезвычайно трудно и утомительно. Каждый интереснейший эпизод снимали по много-много раз. Все съемки нашей любимицы, звезды Орловой можно считать настоящим актерским подвигом. Однажды небольшая площадка наверху пушки, где перед полетом "Я из пушки в небо уйду...", от света прожекторов накалилась, как сковородка, и несмотря на это, Любовь Петровна с блеском исполнила свой чудесный танец прекрасной песни, получив ожоги.

Олег Ковалов:

Марион Диксон - одно из любимых созданий Александрова и одна из любимых героинь советского кино - что это такое? Это сложная система мифов: во-первых, это миф о Золушке, любимый миф Любови Орловой и Александрова - раз; это воплощение западной культуры, воплощение западной цивилизации, которая должна породниться с цивилизацией советской - что мысль крамольная, мысль, которую невозможно было написать в передовице, но которая органично и контрабандно звучит в этом фильме, как растворение Запада в стихии советской жизни. Ибо Любовь Орлова загримирована под Марлен Дитрих явно, не случайно ее там зовут Марион Диксон - намек на актрису, которую безумно любил Александров. В фильме ее окружают такие знаковые фигуры, как Чаплин в исполнении актера Отто, маленький человек, любимец всего мира и тоже знак гуманистической западной культуры. Рядом с ней находится зловещий антрепренер, человек, который пришел из мелодраматического немецкого кино, хлыстом который тиранит всячески нашу героиню. Любопытен номер, который она исполняет в фильме - подобие чарльстона на жерле пушки. Эйзенштейн, учитель Александрова, активно использовал сексуальные символы в своих картинах, и Александров здесь хорошо воспринял его уроки, ибо танец носит явно выраженный сексуальный характер, и, более того, он как бы окольцован всей эротической символикой, подсознательно ощущаемой даже младенцем. Именно из-за этого танца и ходили, вероятно, зрители на фильм "Цирк", а вовсе не из-за идеологически выдержанного номера "Полет в стратосферу".

(Сцена из фильма)

Борис Парамонов:

Один из самых важных элементов эмоционально-культурного воздействия фильма "Цирк" заключался в том, что в нем поют песню "Широка страна моя родная". Это, по существу, неофициальный гимн Советского Союза, и куда более значительный, чем чужой довоенный "Интернационал" и последующее оказионно-невыразительное сочинение Александрова и Михалкова. Это хорошая песня. И не только музыка Дунаевского хороша, но и слова Лебедева-Кумача по-своему недурны. "И никто на свете не умеет лучше нас смеяться и любить" - это смело сказано. Это звучало неким вызовом - наперекор стихии и политике террора. Смелость, понятно, не политическая и не художественная, о которых нельзя было и помыслить в условиях тотальной цензуры, но смелость, сказал бы я, мифическая, мифотворческая. В этом чувствовалось то, что Шпенглер называл большим стилем: сталинский миф и был таким большим стилем в советской истории. Люди, подобным образом заведенные, способны творить чудеса. Советским чудом было то, что страна вообще выдержала Сталина, выдержала тоталитарный социализм, не говоря уже о таких, куда более человечных переживаниях, как война с фашистской Германией. Трудно оспорить тот факт, что в те годы страна действительно пела. Человек поет в двух случаях: когда ему очень хорошо или когда ему очень плохо. Веселая радостная песня - компенсация трагедии, это психологический факт. Известно, что камбоджийские женщины начинали смеяться, когда у них на глазах красные кхмеры убивали их детей.

Сергей Юрьенен:

Шедевр Дунаевского на слух американца: Северо-Восточный университет Бостона, профессор киноведения Харло Робинсон.

Харло Робинсон:

Музыка к "Цирку" типична для Дунаевского. Он обычно писал одну очень хорошую песню с простой, чистой мелодией, которую потом многократно использовал в фильме в разных вариациях. И в этом смысле он был бы очень успешным голливудским композитором. Его техника и его музыкальный стиль были типичными для американских фильмов того времени, с простыми, чрезвычайно запоминающимися мелодиями. Возьмите композитора Дмитрия Темкина - он был русским композитором, но работал в Голливуде. В фильме "Полдень", например, он так же искусно повторял свою знаменитую мелодию, которая каждый раз по-новому радовала и волновала зрителя. Что касается Дунаевского, то почти все его песни становились массовыми, а одна, как раз из "Цирка", стала, возможно, самой популярной русской песней, она даже открывала телевизионные новости.

(Сцена из фильма)

Владимир Тольц. Мир в 1936 - в год выхода картины "Цирк":

Источник информации

стр. 1, стр. 2, стр. 3

наверх