Экран и сцена / Биография / Ее эпоха / Народная любовь / Прямая речь / Александров / Библиография / Персоналии

ЛЮБОВЬ ОРЛОВА - мегазвезда советского Голливуда

Наталья Кишиневская 2007-н.в.

Copyright © 2007 Sally Morgan

"И если правда, что человек жив, пока о нем помнят, то она была, есть и будет - наша Орлова!" (с) - народная артистка СССР Ия Саввина

А БЫЛО ЛИ ПРЕДАТЕЛЬСТВО?
Дунаевский и Александров: расставим точки над "i"

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА САЙТА:

Для того, кто интересуется творчеством Исаака Осиповича ДУНАЕВСКОГО, эта тема одна из самых неприятных...До сих пор считается, что внезапный - как тогда всем казалось! - разрыв между композитором и кинорежиссером в 1947-1948 годах, ничем нельзя объяснить, как только некими личными меркантильными соображениями, шкурным интересом со стороны Александрова.

"Дорогая Наташа! С большим вниманием прочитал Вашу последнюю публикацию на сайте по-поводу Дунаевского и деда....Наверное ко всем жизненным ситуациям нельзя подходить однозначно, мерить все на один аршин. Тем более судить кого-то ...Есть ещё одна фраза, которую можно вспомнить..."Пусть первый бросит камень тот, кто сам без греха...." Наверное ко всем жизненным ситуациям нельзя подходить однозначно, мерить все на один аршин. Тем более судить кого-то ...Есть ещё одна фраза, которую можно вспомнить..."Пусть первый бросит камень тот, кто сам без греха...." А почему бы не вспомнить, что Шостакович сам был в то время не в большом фаворе у руководства страны....Тем не менее, дед пригласил именно его. Кстати, дед вступил в партию только в 1954 году, уже после смерти Сталина. Так что все свои лучшие фильмы он снимал, будучи беспартийным. Наташа, это мое первое впечатление от прочитанного. Естественно оно может быть предвзятым, так-как речь идет о близком мне человеке. Спасибо Вам огромное!!!!! Григорий АЛЕКСАНДРОВ-младший. Канны, январь 2008 г."

"Фильм "Весна" не принес счастья Исааку Осиповичу Картину снимали в Праге. Вся группа в составе Александрова, Орловой, Дунаевского, прочих актеров оказалась за границей. Дунаевский первый раз был за границей, посетил могилу Бетховена в Австрии. Все кружило ему голову. Видимо, в общей эйфории он "потерял чутье", не уловил приближения опасности. Опсность подстерегла его в лице невинного журналиста пражской газеты, который попросил у композитора интервью. Исаак Осипович согласился. Газета оказалась "не очень красной". К тому же неопытный Исаак Осипович нарушил одно правило: не испросил разрешения на интервью у советского посольства. То есть допустил сразу две грубые ошибки. Как шахматист, он мог понять, что его гамбит не удался.

А потом он вернулся в Москву и думал, что все забудется, пойдет, как прежде. Но вот тут началось то самое, что он точно определил в одном из писем, - "падение официального положения"."Как бы то ни было, - писал он, - но туман и сплетни, соединяемые с явными антисемитскими тенденциями, вероятно, оказали в известный период, и в известной мере, свое действие на мое официальное, что ли, положение. Для меня очень неприятно и непонятно было "деликатное" устранение меня из состава Сталинского комитета по присуждению премий, членом которого, и очень активным, я был шесть лет...Все это, как выяснилось потом, было отзвуками того, о чем я уже говорил выше.

Он еще сам толком не понимал, что против него началась кампания. А признаками ее начала стали некие странности, факты, которые сами по себе вызывали у него удивление. Он был вправе считать себя самым верным и постоянным соратником Григория Васильевича. Их успехи, пройденный совместно путь, говорили сами за себя. Как гром среди ясного неба прозвучало для него сообщение, что Александров в свой новый фильм пригласил писать музыку Шостаковича.

Интрига казалась очень запутанной. Сначала Дунаевский узнал, что Александров замышляет, якобы по просьбе Сталина новый фильм "Встреча на Эльбе". Он уже мысленно начал готовиться к сочинению музыки. Потом неожиданно ужасное сообщение: музыка заказана Шостаковичу. Но он бы и с этим смирился. Ладно, личное дело режиссера выбирать, с кем ему лучше работать. Но следующий шаг Александрова был вовсе нестерпим. Фильм "Весна" участвовал в конкурсе Венецианского фестиваля, как некогда "Веселые ребята". Группа создателей фильма должна была ехать на фестиваль. И вдруг второе убийственное сообщение. Дунаевского не берут, якобы он проштрафился. В вину вменили вольницу в общении с журналистом в Праге. Это был, конечно, формальный повод. И с ним можно было не считаться, если бы в дело вмешался Григорий Васильевич. Он являся главой официальной делегации, руководителем группы, был коммунистом, в конце концов. Если бы он захотел, достаточно было его слова, поручительства, и Дунаевский поехал бы. Но Александров просто не захотел этого делать. На Венецианском фестивале Дунаевский завоевал главный приз за музыку, но это не могло смягчить обиду." Дмитрий Минченок "Исаак Дунаевский", ЖЗЛ, М, Молодая гвардия, 2006

"Впервые он узнал предательство. Случайные люди сказали ему, что Александров затевает новую картину. Затевает? Нет, уже затеял: идет подготовительный период, утверждаются актерские пробы и сценарий на очень актуальную тему уже принят. Дунаевский не мог уразуметь, как можно ему, с которым сделано пять считающихся лучшими музыкальных фильмов, с которым столько пережито, об этом - ни слова?! И если ты на каждом шагу еще недавно объявлял о дружбе, если твоя супруга после премьеры каждого фильма писала: "Милый Дунечка, надеюсь на новую, скорую встречу - ты мой счастливый талисман, без которого не мыслю работы в кино", - хотя бы подойдите к телефону, объясните, в чем дело. Ни звонка, ни слова. Один звонок был. Вовсе неожиданный. Из Ленинграда позвонил Шостакович:

- Дуня, я хотел спросить Вас, почему вы, как сказал мне Александров, наотрез отказались от "Встречи на Эльбе"? Я не понял этого.

- По разным причинам, дорогой Дима. - Дунаевский не мог сообразить, что отвечать. - Прежде всего, очевидно, потому, что я лирик. На большую гражданскую тему не потяну. Это, пожалуй, главное.

- Ну почему ж ты не сказал ему всю правду? - спросил Дунаевского Утесов, пересказавший мне это диалог. - Мое отношение к Александрову тебе известно. Но ведь и ты сам, когда работал с ним над этим барахляным, несмотря на твою чудную музыку, "Светлым путем", говорил, что уважаемый Гриша не пожалеет и друга, чтобы выгородить себя, что он всегда держит нос по ветру, у него в крови заискивание перед сильными мира сего - и по первому жесту Сталина переименовал свою "Золушку" в "Светлый путь". Неужели ты забыл все это?" Глеб Скороходов "Леонид Утесов. Друзья и враги.", М, Олимп, 2007

"Тем не менее, композитором следующего фильма Александрова - "Встречи на Эльбе" (1949) - стал Шостакович. И хотя "замена" Дунаевского была не первой: музыку, и неплохую, к Александровской "Одной семье" впервые для кино писал азербайджанец Кара-Караев, - Александров долго потом сокрушался, по поводу собственной бестактности.

- Этот переход нужно было сделать по-джентльменски, открыто, - фиксирует его запоздалые сожаления современник. - А я никак не мог собраться с силами и прямо сказать об этом Исааку Осиповичу. И узнал он об этом не от меня...Между прочим, сам Дмитрий Дмитриевич был удивлен моим предложением: "Дунаевский сделает это лучше меня!" Но я настаивал, и Шостакович согласился. Исаак Осипович очень тяжело перенес это, и совсем не потому, что кто-то другой, а не он, будет писать, а потому что я, его друг, его многолетний соратник, вдруг не поверил в его творческие возможности..." Дело не в александровском "неверии". Но откуда тому же Шостаковичу было знать, что впервые вывезенный режиссером за рубеж, в Прагу, Дунаевский умудрился наговорить что-то лишнее одной не очень лояльной режиму газете? И стал, естественно, невывездным. А Александров, как руководитель группы, имел за это соответствующее "вливание"..." Юрий Сааков "Любовь Орлова и Григорий Александров", М, Алгоритм, 2005

наверх