Экран и сцена / Биография / Ее эпоха / Народная любовь / Прямая речь/ Александров / Библиография / Персоналии

ЛЮБОВЬ ОРЛОВА - мегазвезда советского Голливуда

Наталья Кишиневская 2007-н.в.

Copyright © 2007 Sally Morgan

"И если правда, что человек жив, пока о нем помнят, то она была, есть и будет - наша Орлова!" (с) - народная артистка СССР Ия Саввина

Л. ОРЛОВА
Народная артистка РСФСР
Лауреат Сталинской премии

ЗРИТЕЛЬ И АКТЕР СОВЕТСКОГО КИНО - часть 1 , часть 2 , часть 3 , часть 4

Когда я готовилась сыграть роль ткачихи Тани Морозовой, по сценарию проходящей в картине десятилетний жизненный путь от деревенской девушки-замарашки до депутата Верховного Совета и инженера текстильной промышленности, я вспомнила также множество событий, сохранившихся в моей памяти, но этого было недостаточно, и я приступила к собиранию дополнительного материала.
Я посетила несколько московских текстильных фабрик, поехала вместе с режиссером и съемочной группой в центр текстильной промышленности – Иваново, где побывала в цехах, в квартирах, в столовых, в клубах – там, где проходит жизнь и работа наших текстильщиц.
Мне предстояло в картине в течение двух минут работать у ткацкого станка, но если бы я подошла к этому станка не профессионально, если я бы неуверенной рукой взялась за пусковой рычаг, если бы я боялась этого станка, как бы я могла показать вдохновенный виртуозный труд стахановки–текстильщицы! И вот, для того, чтобы в течение этих двух минут все текстильщицы, которые будут смотреть картину, поверили в мою профессиональную виртуозность, чтобы ни одна из них не могла сказать, что «это только кино», я в течение многих недель занималась у ткацкого станка, сдала норму на техминимум ткачихи, привыкла к станку так, как привыкают к своему обычному делу.
Для того, чтобы быстро работать на ткацком станке, надо очень легко  завязывать ткацкий узел. Этого можно достигнуть только путем длительной тренировки. И я занималась завязыванием ткацкого узла не только во время работы в цехе, но и во всякое время, где бы я при этом ни находилась. Дома я завязала всю бахрому у скатертей, у занавесок. В моей сумочке всегда был моток ниток, который я вынимала в свободную от работы минуту для того, чтобы приучить свои пальцы к профессиональному движению – автоматической завязке ткацкого узла.
Но не только для того, чтобы техника работы была правильной, училась я ткацкому делу. Я подмечала все свои внутренние ощущения и чувства. Я следила за тем, как первое ощущение страха перед машиной постепенно, по мере овладения ею, переходило в острое чувство интереса, азарта, гордости, и все эти мимолетные, мгновенные ощущения я собирала в цепь, звено к звену, чтобы показать их в образе Тани Морозовой.
Я была полна счастья, когда после просмотра картины на ткацкой фабрике ко мне подходили знатные ткачихи, целовали, и жали мне руку, высказывая свои впечатления. Они говорили: «Ты наша настоящая ткачиха и, в случае, если у тебя в кино не будет что-нибудь получаться, приходи к нам работать, мы тебя с удовольствием примем в свою семью».
Интересно, что ткачихи аплодировали в тех местах картины, где я правильно и профессионально подхватывала нить, исправляла завал, и пускала станок по новейшему стахановскому методу.

часть 1 , часть 2 , часть 3 , часть 4

наверх